T (044) 235 94 95
Пошук
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
02.03.2020
Інтерв’ю Олени Фатєєвої (Творча майстерня Fateeva Design) бренду DAVIS CASA

«Успешные проекты получаются лишь в том случае, если заказчик выбирает дизайнера, определяет бюджет и дальше полностью доверяется профессионалу».

Е. Ф. — Елена Фатеева — Дизайнер, руководитель Творческой мастерской Fateeva Design.

Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Е. Лена, я знаю, что мастерская существует с 2010 года и что по образованию ты — графический дизайнер. Как ты пришла в архитектуру?

Е. Ф. Студия появилась гораздо раньше. Первое время мы специализировались на рекламе, а в 2010 году начали плавно переходить к проектированию интерьеров. Почему? У каждого творческого человека случаются кризисы. В графическом дизайне я была довольно успешна, но в какой-то момент поняла, что с каждым годом реклама становится более агрессивной и навязчивой. Это шло вразрез с моими ценностями: мне не хотелось производить и таким образом приумножать негативную энергию. Прочитав книгу «99 франков», стала замечать на выходе из супермаркетов горы мусора — часто это были мои рекламные листовки. В лифте – выброшенные обертки от мороженого — это была моя упаковка. Тогда я решила, что больше не хочу производить мусор. Именно в тот момент я строила офис для своей графической студии в недавно купленном помещении. За советом обратилась к однокурсникам, занимавшимся интерьерным дизайном. Предложенные ими планировочные решения были далеки от моего понимания комфорта, функциональности и качества пространства. Время поджимало, и, в конце концов, я прямо на полу нарисовала проект своего офиса. Так все и началось.

Ф. Е. Что из твоего образования является действительно ценным в твоей нынешней профессии?

Е. Ф. На мой взгляд, академическое образование помогает получить базовую информацию и выстроить фундамент. Самое ценное, что лично я получила во время учебы — это знакомство с преподавателями, настоящими мастерами своего дела. Каждый из них становился для меня целой вселенной. Именно они сформировали меня как личность и за это я очень благодарна своим институтам. А талант – он всегда от природы и твоя задача развивать его.

Ф. Е. Мне кажется, твой опыт в графическом дизайне повлиял на то, как ты делаешь интерьеры. Я анализировала этот феномен: например, Олег Волосовский какое-то время работал театральным художником — и это прослеживается во всех его объектах! В каждом твоем объекте есть графика и умение правильно работать с цветом — так, что эта картинка работает. Это заметно, это делает твои работы уникальными.

Е. Ф. Спасибо, очень приятно это слышать. Думаю, любой опыт накладывает свой отпечаток. Графикой я начала заниматься в 15 лет и следующие 15 лет была полностью погружена в этот процесс. Училась, работала, а заработанные деньги вкладывала в свое развитие. В 8 утра я уже была в студии, а уезжала, в лучшем случае, после в полуночи. Но эта работа была не в тягость, мне действительно нравилось!

Графический дизайн дает четкое понимание структуры. Когда-то мой любимый профессор Сергей Серов сказал: «Смотри на все, что делаешь не пятнами, которые рисуешь, а пустотой, оставшейся на листе». И я всегда следовала этому совету. Когда перешла от графики к интерьерам, пришлось бороться с собой. Текстура, фактура, тактильные ощущения — все было для меня новым и мешало увидеть общую картину, увидеть эту самую пустоту.

Ф. Е. Сегодня ты известна своими работами в очень узком и сложном сегменте — проектировании смарт-пространств, то есть совсем небольших квартир. Какая самый маленький объект тебе приходилось делать? И насколько это финансово выгодно, ведь в Украине клиент платит за квадратный метр?

Е. Ф. Самый скромный по метражу объект, над которым я работала – одесская квартира для студента, площадью всего 17,3 кв. м. Работа с подобными пространствами в самом деле требует специальных знаний. Что касается стоимости, сегодня я выставляю прайс за объект. Такой подход – стандартная европейская практика. Любое жилье, независимо от площади, отнимает примерно одинаковое количество времени, сил и в таком случае высчитывать метры глупо. К тому же многое зависит от клиента: попадаются как легкие, так и очень сложные заказчики. И даже когда задача кажется простой, ее решение отнимает море энергии.

Ф. Е. Тебе не надоело быть актером одной роли?

Е. Ф. Я стараюсь от этого уйти, но уверена, что бренд и пиар должны следовать за продуктом, а не наоборот. Поэтому, чтобы сделать ребрендинг, берусь за новые проекты и это не только жилая недвижимость. Мой первый большой объект случился в 2017 году. Это был дом в Карпатах. Как только мы его закончили, он занял первое место на конкурсе Союза Архитекторов Украины. А не так давно мы спроектировали стоматологическую клинику для нашего заказчика из США. Не успели ее реализовать, как интерьер победил в конкурсе «Интерьер года 2019». На этом, конечно, не останавливаемся и сейчас у нас в работе несколько больших объектов. Но о них расскажу позже.

Ф. Е. Сколько объектов одновременно ты в состоянии вести и каких?

Е. Ф. Когда я беру новый проект, я полностью в него погружаюсь. Все мои мысли в этот момент только о нем. При этом Fateeva Design параллельно может работать над тремя или пятью объектами. Но важно отметить, что все они должны быть на разных стадиях реализации. Однажды нам пришлось одновременно вести пять интерьеров, которые находились примерно на одном этапе. В тот момент у меня даже промелькнула мысль уйти из профессии. Это слишком сложно для небольшой мастерской, вроде моей.

Ф. Е. Как ты сейчас чувствуешь отношение к себе коллег по цеху? Оно изменилось?

Е. Ф. Конечно изменилось! Мне очень приятно, когда коллеги, работающие с общественными помещениями, рекомендуют меня своим заказчикам, как одного из лучших дизайнеров жилых пространств. Очень приятно, когда спрашивают совета. Я бы сказала, что ко мне стали относиться мягче, но архитектурная среда, наше окружение, кардинально не изменились, и это меня огорчает.

Ф. Е. А кто из коллег близок тебе по своим идеям, работам?

Е. Ф. Концептуально мне очень нравятся работы Ольги Вуд, хотя свое жилье я представляю иначе. С удовольствием слежу за работами Александрины Лукач. Очень подкупает внимание к деталям, которому я у нее учусь. С точки зрения графической картинки мне нравятся объекты Володи Непийводы и Димы Бонеско. Обожаю Олега Волосовского за его способность создавать всегда новую сценографию в пространстве. Есть талантливая молодежь, работы которой мне симпатичны.

Ф. Е. Есть ли кто-нибудь, о ком бы ты думала: «Это как я, только лучше!»

Е. Ф. Я не привыкла себя с кем-то сравнивать. Обычно отмечаю близкие мне дизайн-приемы. В последнее время увлеклась интерьерами отелей и это именно та сфера, в которой хочу себя реализовать. Потому стараюсь как можно больше путешествовать по миру. В одной из поездок мы жили в бутик-отеле в центре Парижа — великолепное место. У меня было ощущение, что его оформляла я, но будучи постарше. Оказалось, что хозяин отеля парижский декоратор. Схожее ощущение я испытала, когда мы поехали в Роттердам на открытие отеля, спроектированного испанкой Терезой Сапей. Меня поразила ее откровенная работа с цветом — я вдруг поняла, что тоже так могу, просто нужно быть смелее! Помимо колористики, в интерьере этого отеля все было продумано, удобно и на своих местах.

Ф. Е. Что для тебя успех?

Е. Ф. Успех — для меня это возможность делать то, что ты хочешь и любишь. Думаю, если человек следует своему призванию, у него есть все шансы стать успешным.

Ф. Е. Твоя мастерская работает исключительно с современным интерьером. Это твой выбор или запрос заказчика?

Е. Ф. Стилей в чистом виде давно не существует. Сегодня такой подход кажется немного скучным. Но, как и раньше, интерьеры состоят из трех компонентов: личности клиента, потенциала пространства, его достоинств, недостатков и видения дизайнера. По своему опыту могу сказать, что успешные проекты получаются лишь в том случае, если заказчик выбирает дизайнера, определяет бюджет и дальше полностью доверяется профессионалу.

Ф. Е. Но, если бы тебе сегодня предложили сделать особняк в классике, это было бы интересно?

Е. Ф. Избыточную «махровую» классику я в работу, разумеется, не возьму! Также не соглашусь на объект, если клиент не готов к личной трансформации. Но в целом мне было бы интересно, потому что это вызов, это расширение моих границ и возможностей.

Ф. Е. Лена, твоя мастерская — мастерская полного цикла, вы выдаете всю рабочую документацию. В связи с этим есть два вопроса. Сколько человек работает в мастерской? И кто отвечает за то, чтобы вся проектная документация соответствовала всем нормам? Насколько серьезно вы к этому относитесь, учитывая, что ты все-таки не архитектор по образованию?

Е. Ф. Я никогда не трогаю несущие конструкции и все, что связано с безопасностью. Студия у нас семейная – мы все делаем вдвоем. Узкопрофильные специалисты подключаются на этапах визуализации и реализации проекта. Это наше принципиальное отличие от многих мастерских. Некоторые проекты мы доводим до финиша. А раз взялись за этот процесс, строго контролируем и строительные работы, и мебельную комплектацию. От этапа реализации во многом зависит, удастся объект или будет испорчен. Пока Fateeva Design работает по такому сценарию, но возможно со временем что-то изменится.

Ф. Е. Ты очень активна как медийное лицо, часто читаешь лекции. Скажи, ты не боишься делиться своим опытом, своими наработанными приемами?

Е. Ф. Забавно наблюдать, как некоторые лекторы повторяют темы и названия ранее прочитанных мной лекций. Можно сказать, что меня уже цитируют! Когда я была молодая и зеленая, занималась на курсе известного каллиграфа Евгения Добровинского. Одна из моих находок показалась мне гениальной, и я спросила у преподавателя: «А вы не боитесь, что я вас догоню и перегоню?» Добровинский ответил: «Леночка, предположим, ты такая же талантливая, как и я. Такая же трудолюбивая и что твой путь в профессии будет таким же удачным. Но дистанция между нами длиной в 50 лет опыта никогда не позволит тебе меня догнать». (смеется). Да, в последнее время меня часто повторяют, но я спокойно к этому отношусь. Можно украсть часть моего проекта. Но ценность любого интерьера в его идее и целостности решения, а это мастерство скопировать невозможно.

Ф. Е. Тебя часто печатают зарубежные издания, ты что-то делаешь для этого или они находят тебя сами?

Е. Ф. Есть топовые издания, которые я очень люблю. Они первыми получают фото новых объектов от Fateeva Design. В 99% случаев редакции забирают проект в работу, и, если требуется, я предоставляю право первой печати. Бывает и так, что журналы без спроса перепечатывают мои интерьеры, не согласовывая при этом информацию. И, конечно, если объект достойный, интернет-публикации контролировать невозможно – они распространяются, как вирус.

Ф. Е. Есть ли у тебя партнеры, которых ты могла бы похвалить?

Е. Ф. В нашем деле очень многое зависит от человеческого фактора. Я работаю не с фабриками, а с людьми, представителями этих фабрик. Я прихожу не в магазины, а к конкретным менеджерам. Мне безумно приятно работать по подбору керамической плитки с Ирой Хинейко. Когда я создаю объект и мне нужно что-то особенное, отправляю ей свои наброски — и она понимает меня с полуэскиза. Если говорить о мебели, когда бюджет позволяет использовать дорогостоящий предметный ряд, конечно, я приду к вам, в салон DAVIS CASA. Для меня принципиально важно, как поставщик решает конфликтные ситуации и соблюдает гарантийные обязательства. Сервис — это основа.

Ф. Е. Ты профессионал, но ты еще и женщина. Это помогает в работе или мешает?

Е. Ф. Помогало, когда я только начинала нарабатывать профессиональные навыки. Возможно, мужчины и сейчас относятся ко мне несколько мягче, но они приходят ко мне в первую очередь за продуктом.

Ф. Е. Как любой человек, ты имеешь свои сильные и слабые стороны. Какие качества помогают в профессии, а какие мешают?

Е. Ф. При своей внешней мягкости, я очень волевой человек. Это качество сохранилось после нескольких лет занятий профессиональным спортом. Всегда работаю на результат и, если у меня есть мотивация завершить еще не испорченный заказчиком проект, не смотря на обстоятельства, я это сделаю. Одно из качеств, которое мешает и помогает одновременно – категоричность. Из-за нее многие относятся ко мне насторожено, но в ответственные моменты уверенность в себе позволяет не допускать ошибок. Моя эмоциональность также имеет положительные и отрицательные стороны. Я хорошо считываю пространство, людей, переживаю все, что происходит вокруг, и перерабатываю это в творческую энергию. Иногда, правда, переживаний становится слишком много.

Ф. Е. И последний вопрос: какие социальные проекты ты поддерживаешь?

Е. Ф. Архитекторы не могут создавать замкнутый мир. Ограниченное идеальное пространство не имеет ценности, если все, что его окружает, имеет деструктивное настроение. Я считаю, что в Киеве происходит тотальное архитектурное и экологическое разрушение города. Общаясь с зарубежными урбанистами, слышу от них один и тот же вопрос: «Как потом все восстанавливать?» Есть изменения, которые приводят к точке невозврата. Хороший пример — Нью-Йорк — из-за допущенных ранее ошибок этот город уже невозможно сделать комфортным для жизни.

Меня ужасают темпы уничтожения зеленого Киева. Я здесь родилась. Я помню времена, когда Киев был прекрасным местом для жизни, работы и творчества. Рядом с моим домом находится набережная Днепра, урочище Горбачиха. Я выросла в окружении природы. Сейчас компания «КАН» пытается застроить сохранившиеся зеленые островки очередными жилыми комплексами. Я, например, не могу понять, как мастерская «Архиматика» взяла в работу проект, уничтожающий Горбачиху – уникальную охраняемую законом и людьми территорию? Это объект природно-охранного и историко-культурного фондов, он охраняется Бонской и Бернской международными экологическими конвенциями, охраняется Красной книгой Украины.

Ф. Е. Как с этим бороться?

Е. Ф. Застройщики не смогли бы реализовать ни одного подобного объекта, если бы архитекторы отказались проектировать, разрушающие наш город и его экосистему здания. К сожалению, и в нашей профессии есть непорядочные люди, которые ради денег готовы уничтожать среду обитания и культурное наследие. Меня также поражает молчание всех, кто занимает высокие должности в градостроительных советах. Эти люди могут жить по соседству с зелеными зонами, но не хотят отстоять и сохранить то, что находится за заборами их домов. Все происходящее в Киеве — это вина архитектурного комьюнити. Думаю, коллегам по цеху пора осознать, насколько ответственная наша профессия.

Ф. Е. Ты молодец, но если не будет позиции властей и системных решений…

Е. Ф. Такие ситуации показывают всему цивилизованному миру, способна ли Украина выполнять взятые на себя международные обязательства или же для руководства страны в приоритете коррупция и интересы частных застройщиков. Во всем мире вопрос экологии с каждым днем становится все более приоритетным. Как для обывателей, так и для властей. Люди не хотят превратиться в музейные экспонаты, вроде вымерших мамонтов. Судя по хаотичной застройке нашего города, его новому генеральному плану, уничтожению и закатыванию в бетон зеленых зон, мы движемся в противоположном направлении. И только от личной позиции каждого из нас зависит, будет ли политическая воля на смену курса, на сохранение природных фондов столицы.

Ф. Е. Спасибо за твою социальную позицию, это очень важно. Желаю тебе успехов, чтобы ты смогла сменить амплуа и делала то, что тебе хочется.

Е. Ф. Благодаря социальным проектам я могу делать гораздо больше, чем просто создавать удобные для жизни, фотогеничные пространства квартир. Я хочу подарить нашим людям ощущение комфорта за пределами их домов, с которым многие по-прежнему не знакомы. Мир намного ярче, богаче и разнообразнее, чем мы привыкли думать. Украина может стать таким местом. Я хочу и знаю, как это сделать!

    Зв'язок з нами





    працюємо над об'єктами

    по всій Україні

    салон davis casa

    м. Київ, вул. Володимирська, 38, тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

    daviscasa.kiev@gmail.com
    салон davis casa

    м. Дніпро, пр. О. Поля, 72, тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

    s-studio@daviscasa.ua