T (044) 235 94 95
Пошук
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
16.11.2020
Інтерв’ю Наталії Сироти (архітектурне бюро SINATA) бренду DAVIS CASA. Частина 2

«Успех — это понимать и ощущать, что ты приносишь пользу людям».

Н. С. — Наталия Сирота — Руководитель архитектурного бюро SINATA.

Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Е. Мы все наступали на грабли в своей работе. Например, лет 25 назад у нас был один из первых заказов на комплектацию офиса, заказали большой стол для совещаний и кресла. Мы установили итальянскую мебель, а через пару дней звонят клиенты: во время переговоров кресла начали разваливаться прямо под ними! Стали разбираться, отдали крестовины кресел в лабораторию на анализ, и выяснилось, что производители этих кресел получили бракованную партию крестовин. Наши кресла были из этой партии. Конечно, в результате нашей быстрой реакции на проблему мы сумели в очень короткий срок исправить ситуацию, и клиент это оценил .  Расскажи о своих граблях, которые запомнились больше всего.

Н. С. На предыдущей работе один из руководителей в прошлом был военным. Он настолько нас вымуштровал, что теперь, наверное, это сидит внутри меня: я перепроверяю все по десять раз. Так сложилось, что нам не раз приходилось решать ситуации с «граблями», на которые наступали коллеги по цеху. В один из годов 60% наших заказов — это были проекты, в которых кто-то из коллег по цеху начинал работать, наступал на грабли, и проект переходил к нам в таком состоянии. Исправлять чужие ошибки гораздо сложнее, чем собственные, поэтому было не просто, но в итоге все проекты получились удачными.

Ф. Е. Наташа, сколько человек у тебя работает?

Н. С. Четырнадцать.

Ф. Е. И все проекты ты ведешь сама? Как у вас построена работа?

Н. С. Заказчики сначала всегда приходят ко мне — для постановки технического задания и анкетирования. Я как врач, который должен детально изучить их симптомы, проблемы и потребности. Чем лучше будут проработаны все опросные составляющие, тем точнее я поставлю диагноз и найду лучшую схему лечения. Когда задачи ясны, в работу включается команда. Наш проектный менеджер составляет детальные графики, определяет этапность работ и подбирает команду. Затем каждый, в рамках своих задач и компетенций, приступает к их выполнению. Как руководитель компании, я участвую в каждом проекте, хотя это не означает, что я всегда глубоко погружаюсь в детали каждого чертежа.

Ф. Е. Я понимаю, ты несешь ответственность за результат, поэтому должна быть в курсе.

Н. С. Конечно, ведь от результата зависит моя репутация, репутация всей компании! Для нас это очень важно!

Ф. Е. Интересно, какие качества твоего характера помогают бизнесу, а какие — мешают?

Н. С. Помогает терпимость. Я не терпима к обману и лицемерию, но ко многому другому могу отнестись толерантно — найти компромисс, объяснить, научить, переступить через негатив и пойти дальше. Я прекрасно замечаю детали и делаю выводы относительно своих будущих действий и взаимоотношений. Крайне не люблю ввязываться в конфликты. Я считаю, что умные люди должны договариваться и искать компромиссы. В свою команду я подбирала людей с аналогичными ценностями, профессиональных, неконфликтных, умных и культурных. Иногда мое терпение является недостатком, потому что люди знают, что я лишний раз не крикну, промолчу, пожалею, и этим пользуются. Правда, не долго.

Ф. Е. У тебя работает довольно большая команда, сколько проектов одновременно в состоянии вести мастерская?

Н. С. В среднем, четырнадцать-шестнадцать. Обычно они находятся на разных этапах, при четком распределении задач работа идет в спокойном режиме, без авралов. В графиках мы не пишем четкую дату окончания проекта, это невозможно; мы пишем количество дней, которое отводится на каждый этап проектирования и реализации. Ты же знаешь, процесс согласования с заказчиком может затягиваться.

Ф. Е. Какие у тебя взаимоотношения с коллегами по цеху? Чье мнение о твоих работах тебе интересно?

Н. С. Я знаю многих, но не могу сказать, что в повседневной жизни мы тесно общаемся. В поездках, когда мы куда-нибудь летим или едем, можно поговорить о личном, профессиональном, поделиться опытом. По возвращении в Украину ты погружаешься в свою работу, носишься с утра до вечера. Даже мой персонал не каждый день видит меня в офисе. Если говорить о том, чье мнение меня интересует… Это Катя Васильева, она глубокий и интересный человек. Юнаковы, Ваня и Федя, Таня Полегина. Интересно знать мнение Дроздова, Игоря Паламарчука, Оли Рябовой… Кстати, с каждым из них я познакомилась в совместных рабочих поездках, которых сейчас мне очень не хватает. Казалось бы, всего пара дней вне привычного рабочего режима, а получаешь такой колоссальный заряд энергии и вдохновения.

Ф. Е. Хорошая команда! Скажи, что для тебя успех? Если говорить о профессиональном и человеческом аспектах.

Н. С. Как профессионал, я счастлива видеть довольных клиентов, которые пишут благодарные письма после того, как они уже пожили в созданном нами пространстве. Успех — понимать, ощущать, что ты приносишь людям пользу. Мне очень этого не хватало в моей предыдущей работе.

Ф. Е. Я бы сказала, что это очень здоровый и правильный подход.

Н. С. Мы общаемся со своими клиентами не один день, и даже не один месяц. Архитектурные проекты вообще могут длиться годами. И когда мы встречаемся, обсуждаем не только профессиональные, но и человеческие проблемы. Мне везет, все мои клиенты — очень интересные личности. Для меня профессиональный успех точно заключается не в погоне за наградами. Недавно мы закончили интересный объект в Риме, люди обратились ко мне по рекомендации своих друзей, живущих в Украине. Для меня это и есть награда: хорошая репутация, а не статуэтка на полке. Естественно, хотелось бы когда-нибудь реализовать проект, в котором я получу полную творческую и финансовую свободу. Но если этого не случится, сильно расстраиваться не буду.

Ф. Е. Есть мнение, что эволюционно мужчины более, чем женщины, расположены к переменам, к усвоению информации. Пока женщина хранила домашний очаг, мужчина ходил на охоту. Считается, что профессия архитектора больше подходит мужчинам. А что ты думаешь о профессии дизайнера интерьера, важен здесь гендер или нет?

Н. С. Я думаю, нет. Важно наличие в ДНК некоего гена эстетики.

Ф. Е. Глядя на готовый интерьер, ты можешь определить, кто его создал: мужчина или женщина?

Н. С. Как правило, нет. И я считаю, что в этом и заключается настоящий профессионализм. В интерьере должен быть понятен ответ на вопрос: для кого он был создан, а не кто его создавал. Я не беру сейчас во внимание авторов с очень узкой специализацией, с собственным почерком, который узнаваем без привязки к чему бы то не было. По моим наблюдениям, в нашей стране сегодня настолько схожи подачи и финальные результаты, что зачастую нельзя определить не то что мужчина это делал или женщина, а в целом — какой студией или компаний был разработан данный проект.

Ф. Е. У тебя, наверно, есть круг партнеров, поставщиков, с которыми ты работаешь на постоянной основе. Какие качества ты ценишь в партнерах? И если ты можешь кому-то дать рекомендации, было бы интересно услышать.

Н. С. Я ценю надежность, оперативность коммуникации; мне очень важны люди, менеджеры, которые работают в этой компании, насколько они компетентны и готовы оперативно давать информацию, насколько четко и грамотно она будет сформулирована. Например, ваш салон DAVIS CASA подходит мне по всем параметрам — шикарные люди, с которыми всегда комфортно, у которых позиционирование соответствует внутреннему состоянию, все четко понятно, оперативно и без срывов. По комплектации плитки есть конкретный менеджер, с которым я буду работать всегда, куда бы он ни перешел.

Ф. Е. А строителей каждый раз дает заказчик? Или есть строительные компании, с которыми вы предпочитаете работать?

Н. С. Когда заказчик говорит: «У меня есть свои проверенные, надежные строители», это не является проблемой. Мы готовы работать и находить общий язык со всеми. Много проектов мы сделали с компанией «Шатро», с ними комфортно, и все получается хорошо. По решениям инженерных систем мне очень импонирует компания «Сахара». Они молодцы, когда у меня в работе объект высокого уровня, когда нужны какие-то инновационные решения для организации тепловых систем, грамотное построение автономных котельных, проектирование систем энергосбережения, я всегда обращаюсь к ним.

Ф. Е. Еще вопрос: в чем ты видишь развитие в будущем, свое собственное и своих ребят? Конечно, сейчас сложно говорить о поездках…

Н. С. Сложно предугадать, в чем нам придется развиваться в будущем, так как мир сейчас очень динамичен. Но сегодня мы ни дня не стоим на месте, используем последние программные разработки, в которых работают архитектурные компании с мировым именем, каждый день повышаем уровень своих профессиональных знаний и навыков. Раньше по пятницам мы устраивали в офисе «Образовательный день». Мои сотрудники сами это предложили, установили очередь, кто каждый раз готовит сладости к чаю, было очень интересно за этим наблюдать. Мы накрывали стол, обговаривали заранее, какую тему будем разбирать, что им интересно, в какой дополнительной информации они нуждаются. Я постоянно стремлюсь идти вперед, нахожу то, что используется в мировой практике, и внедряю это в нашу работу. Мы развиваемся всей командой, и синергетический эффект дает потрясающие результаты.

Насчет развития, к примеру, сейчас эскизные проекты домов или любого другого объекта мы отправляем заказчику в виде видеоролика. Это позволяет ему четко понять конечный результат, рассмотреть объект в деталях, каждый угол, и убедиться, что все будет именно так, как хочет он. Скетчи или даже 3D-визуализации не дают такого эффекта. Заказчик может не вникнуть в то, как будут стыковаться различные материалы, и другие нюансы; проектант со своей стороны, не получив правок, продолжит разработку рабочей документации, по которой будет идти строительство. Уже в процессе стройки могут потребоваться сложные и дорогостоящие корректировки.

Ф. Е. А бывают ситуации, когда вы заложили в проект какие-то материалы, сделали визуализацию, клиент посмотрел, понравилось, потом начинает считать и говорит: «Да нет, этот камень дорогой, я хочу подешевле»? В моей работе такое бывало часто.

Н. С. Бюджет мы проговариваем на старте, чтобы сразу понимать границы творческого полета. А если говорить про визуализации в 3D — это больная тема в нашей стране. Когда я проходила учебу в Милане, я была самой сумасшедшей студенткой, расспрашивала преподавателей обо всем: о структурах их компаний, способах подачей идей, участиях в тендерах и т.п. И все в один голос сказали, что они против визуализаций, что это придумали девелоперы, чтобы им было удобнее продавать свою недвижимость, и ничего общего с творчеством это не имеет. К тому же, у них это довольно дорогая услуга, не все ее заказывают. Наши заказчики избалованы, подача проекта в виде пары скетчей от руки не пройдет.

Ф. Е. Есть ли социальные проекты, в которых участвуешь ты или твоя мастерская? По профессии или, может, по зову сердца?

Н. С. Это проекты, связанные с детьми. Я убеждена, что большинство наших комплексов идут из детства, в котором ребенок не получил достаточно внимания и любви со стороны взрослых. Очень хочется видеть наших детей счастливыми, без поломанных судеб и ограниченного сознания. Для этого нужно не стоять в стороне, а по мере сил помогать им найти себя, найти правильный путь.

Несколько лет назад, планируя стратегию компании на будущий год, мы решили, что 10% от наших доходов будем направлять на помощь детям. С того момента мы придерживаемся этого решения и адресно помогаем домам малюток и детским домам. Участвуя в различных учебных программах, я стараюсь рассказывать детям о разных сферах, в которых они могут раскрыть свой потенциал, хочу помочь им быть «open mind». Школа, мне кажется, упаковывает детей в удобные для взрослых коробочки, чтобы они не выделялись из общей массы, мыслили как все, были удобными для управления. Однажды меня пригласили в частную школу, рассказать детям 1-5 классов о финансовой грамотности на примере своего бизнеса. Я придумала интересный формат для этих уроков, и он сработал. Вначале была короткая презентация, потом я задала вопрос: «Ребята, кто из вас любит складывать Лего?» Все подняли руки. Тогда я говорю: «Сегодня это просто игра, а завтра это может стать вашими проектами, подобными проектам Захи Хадид. Ваши увлечения, способности могут развиться и стать источником вашей самореализации и дохода».

На примере архитектуры и дизайна я показала, как идет процесс, по ключевым этапам. Мы с ребятами подготовили планировку комнаты, они вырезали элементы мебели, технику, декор; девочки делали дизайн идеальной, по их представлениям, комнаты для девочек, а мальчики — для мальчиков. Я сказала: «За каждый проект я заплачу по 500 гривен; при этом, если основы эргономики будут нарушены, я вас оштрафую, вы заработаете меньшую сумму. Все как в жизни». Это были реальные деньги, которыми они потом рассчитывались на школьной ярмарке.

Но знаешь, что поразило в этой истории: первоклассники выдавали такие решения, что я диву давалась; но чем старше были дети, тем более они были зажатыми, не уверенными в себе. Пятиклассники боялись создать, предложить что-то свое — вдруг кто-то осудит или высмеет. И в результате, став взрослыми, мы можем очень хорошо что-то скопировать, но слабо генерируем самостоятельные, уникальные идеи.

Ф. Е. Я поняла, дети для тебя — тема животрепещущая.

Н. С. Да, я хочу, чтобы ситуация в Украине изменилась. Я хочу, чтобы наши дети стали свободными людьми, превратились в нацию, которая открыта миру и не боится быть уникальной.

Ф. Е. Наташа, спасибо тебе за интервью, мы обсудили много вопросов, было очень интересно.

    Зв'язок з нами





    працюємо над об'єктами

    по всій Україні

    салон davis casa

    м. Київ, вул. Володимирська, 38, тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

    daviscasa.kiev@gmail.com
    салон davis casa

    м. Дніпро, пр. О. Поля, 72, тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

    s-studio@daviscasa.ua