T (044) 235 94 95
Поиск
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
08.12.2019
Интервью Юлии Мартыненко, Артема Мартыненко, Дениса Соколова, Антона Соколова (архитектурная мастерская SVOYA STUDIO) бренду DAVIS CASA. Часть 2

SVOYA STUDIO о коллективной любви к созиданию, об особенных взаимоотношениях в команде, об ответственности и успехе.

Ю. М. Юлия Мартыненко — Дизайнер, сооснователь архитектурной мастерской SVOYA STUDIO

А. М. Артем Мартыненко — Дизайнер, сооснователь архитектурной мастерской SVOYA STUDIO

Д. С. Денис Соколов — Дизайнер, сооснователь архитектурной мастерской SVOYA STUDIO

А. С. Антон Соколов — Архитектор, сооснователь архитектурной мастерской SVOYA STUDIO

Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA

 

Ф. Е. У вас довольно весомый список достижений. С моей точки зрения, две наиболее весомые награды — это Red Dot Award 2016 года и Red Dot Design Ranking 2018 года. Я мало знаю мастерских в Украине, у которых было бы два Red Dot. Кроме того, есть и победы в конкурсах. Скажите, вам удалось как-то монетизировать эти достижения?

А. С. Наверное, только в популярность, но не в деньги.

Д. С. Первый Red Dot мы получили за дизайн кухни, тот продукт больше сработал как имиджевый.

Ю. М. Это достижение — наша инвестиция в будущее, на это было потрачено очень много усилий и времени, но в этом смысле все окупилось.

Д. С. Это очень серьезная профессиональная планка. В наших прайсовых предложениях значки наград стоят внизу, клиенты смотрят уважительно.

Ф. Е. А что, клиенты знают, что такое Red Dot?

Д. С. Некоторые — знают. Одно из наших достижений в том, что клиенты приходят подготовленными.

А. М. Это то, к чему мы тоже стремимся: чтобы у человека было понимание, куда он пришел.

Д. С. Red Dot довольно известен, этот значок часто можно встретить на бытовой технике, потребитель к ним привык и многие примерно понимают, что это означает.

Ф. Е. Считается, что женщины при решении конкретной задачи могут предложить больше разнообразных решений. Вы можете это подтвердить по своему опыту?

А. М. Наши девочки более гибкие, чем мы, однозначно. Если возникает ситуация, которая требует нестандартных решений или сложна в плане коммуникации, они справляются с этим лучше. А насчет дизайнерских решений, можно предложить очень много чего, но в студийной работе важно вовремя останавливаться, потому что можно потратить этот ресурс на другие проекты.

Ф. Е. Известная история, что у великого Ллойда Райта был пунктик в работе с заказчиками: он запрещал заказчикам что-либо менять в интерьерах, которые он разрабатывал. Вплоть до того, что запрещал двигать мебель, и даже ездил с проверками. Как вы относитесь к ситуациям, когда заказчик начинает что-то менять в готовом проекте.

А. М. В наших реалиях это частая история. Мы ревностно к этому относимся, но все же достаточно лояльны. Мы высказываем наше профессиональное мнение, как это должно быть и как это работает, а клиенту жить в этом пространстве.

Д. С. Зависит от человека, потому что бывают и обратные ситуации. Наши заказчики уехали жить в США, продали квартиру и забрали с собой картину, которая там висела. И новые владельцы попросили, чтобы мы нашли им точно такую же картину.

Ф. Е. А чем, как вы думаете, это связано? Почему они начинают все менять?

А. М. Есть несколько факторов. Иногда нам приходится уговаривать клиента отказаться от каких-то трендовых вещей, которые долго не проживут. И клиент соглашается, но потом находит какую-то свою «красную подушку», и помещает ее в самом неподходящем месте. Такое бывает, когда мы приходим на фотосессию.

Д. С. Такое бывает редко. До фотосессии мы стараемся все контролировать максимально. Мы не делаем проекты без авторского надзора.

А. М. Большинство клиентов со вкусом, воспитанным нами или врожденным, наоборот, удачно дополняют интерьер; они могут что-то изменить, но все выглядит органично.

Ф. Е. Насколько я понимаю, со всеми клиентами вы обычно расстаетесь хорошо.

А. М. Да, это наша репутация. Даже если есть какие-то трения, мы стараемся их нивелировать, чтобы у клиента осталось хорошее впечатление. Наши клиенты знают, что мы не бросим их даже в самой сложной ситуации.

Ф. Е. Понятно. Я рылась, и нашла кое-то интересное — качества, которыми должен обладать архитектор. Усидчивость, внимательность, аккуратность, самостоятельность, инициативность, старательность.

А. М. Кажется, ни одно из этих качеств нам не подходит (смеются).

Ф. Е. Это человеческие качества, а есть еще профессиональные! Способность к конструированию, к цветовому восприятию, развитый эстетический и художественный вкус, зрительная и тактильная память. И еще два качества, которые важны не только для работы, но и для коммуникации с клиентом. Во-первых, стрессоустойчивость. И во-вторых, способность к созданию образа по словесному описанию и, наоборот, умение описывать образы словами. Интересно, кто из вас самый стрессоустойчивый?

Д. С. Артем, наверное.

А. М. Да, мне часто попадаются капризные клиенты.

Ф. Е. Хорошо, а кто может красиво описать свое видение словами?

А. М. Могут все, но девочки в этом лучше, особенно Юля.

Ф. Е. Расскажите о своем опыте в украинском предметном дизайне. Удалось ли что-то пустить в серию? Роялти получаете? И почему вы не стучитесь к западным производителям?

Д. С. Мы стучимся (смеется). Удалось запустить не один объект. Из известных — это кухня, стулья, керамика, светильники, диваны, кровати. Еще есть пара наработок. Роялти выплачивают, но у каждого по-разному идут продажи.

А. М. Мы не можем это контролировать, но от компаний приходят отчеты.

Д. С. Есть и неудачный опыт, с некоторыми компаниями, которые не выполнили свои обязательства, мы разорвали отношения. К западным производителям мы постоянно стучимся, но там почему-то очень медленно идут все процессы. Поэтому мне сложно сказать, с кем у нас уже налажен контакт, а с кем — нет.

Ф. Е. А ведь в Украине есть удачный опыт. Коммуникация  Володи Каралюса с фабрикой  FLOU. Они очень открыты к сотрудничеству с новыми дизайнерами, зайдите на их сайт. Попробуйте связаться с ними, у вас действительно классный дизайн!

Д. С. Как только появляется новый предметный концепт, я занимаюсь рассылкой. Отзываются многие, но пока что…

Ф. Е. Сколько объектов вы одновременно в состоянии вести?

А. М. Мы посчитали, что сейчас у нас в активной фазе восемнадцать объектов. Которые проектируются, допроектируются или находятся в начальной стации строительства. И еще девять объектов, которые уже на выходе.

Ф. Е. Это очень много! Сколько человек у вас сейчас работает?

А. М. Вместе с нами, четырнадцать. Возможно, в ближайшее время появится еще один. Это объекты разного размера, от квартир на 100 квадратов до объектов в несколько тысяч квадратных метров.

Ф. Е. Вы делаете всю рабочую документацию?

А. М. Полный цикл и авторский надзор. Это правило нашей студии, за исключением, быть может, удаленных зарубежных объектов. У нас есть клиент из Новой Зеландии, выходец из СНГ, которому мы делаем концепт и базовые чертежи. Это дом на склоне, очень красивый, но как же медленно там все делается!

Ф. Е. А вы примерно знаете, сколько среди ваших объектов общественных и сколько частных?

А. М. Примерно 70% частных.

Ф. Е. А в скольких ваших объектах есть дизайн и архитектура, и в скольких — только дизайн?

А. М. Архитектор у нас — Антон.

Д. С. Примерно пятая часть. Архитектуры не много, потому что у нас в основном частные коттеджи, частные виллы. Самые благодарные объекты, в них много творчества.

Ф. Е. У вас есть хорошие партнеры, назовите?

А. М. Есть классные ребята, но никто не застрахован от ошибок, и мы тоже. Из последних, с кем мы работали по строительству, очень понравилась «Доминанта», «Арта-группа». Если говорить о поставках мебели, это DAVIS CASA, салон «Атре». Профессиональный свет — «Rio di Luci» и «Эксполайт», когда есть запрос на профессиональный подход.

Ф. Е. У вас есть конструкторы в штате?

Д. С. Привлекаем, у нас есть постоянный партнер.

А. М. Трудно советовать, наш опыт может быть положительным, а у кого-то может выстрелить совершенно по-другому. Бывают разные моменты, и выходят из них по-разному. Личные качества владельцев имеют значение, профессионализм менеджеров. Мы очень плотно работаем с Борисовым, бывают накладки, но все поставленные задачи выполняются.

Ф. Е. Изменился ваш клиент за последнее время?

А. М. За 11 лет клиент изменился несколько раз (смеется). Во-первых, профессия. Раньше это были чиновники разного ранга, из разных сфер. Сейчас это чаще бизнес, IT, молодые ребята. Клиент помолодел, теперь уже младше нас. Новая формация имеет совершенно другие вкусовые предпочтения, другой опыт. Для нас это плюс.

Ф. Е. Как вы видите развитие свое и своих сотрудников?

Д. С. Мы не хотим масштабировать наш бизнес, стараемся наращивать качество продукта и количество проектов. Расширять влияние на другие страны.

Ф. Е. А что у вас с языками?

А. М. Антон хорошо владеет, я учу. Татьяна вообще полиглот. Насчет ребят, наших помощников, они тоже растут вместе с нашей студией.

Д. С. Несколько лет назад мы немного изменили концепцию, стараемся не брать визуализаторов, ищем людей, которые могут стать полноценными дизайнерами. Появляются очень интересные молодые люди, с большими перспективами.

А. М. В наших интересах, чтобы наши сотрудники росли и становились выше нас на голову. Мы обрастаем менеджерскими функциями, количество объектов растет. Стараемся вкладывать в ребят время и расширять их кругозор.

Ф. Е. Увольнять приходилось? Кто это делает?

Ю. М. А как вы думаете? (смеется)

А. М. Да, обычно этим занимается Юля. Но увольнений было немного. Обычно мы тянем до последнего, даем людям второй, третий, четвертый шанс.

Ф. Е. Какие-то социальные проекты или хобби?

Ю. М. К нам в студию достаточно часто приходят ученики школ и студенты. Нас приглашали проводить профориентацию, объяснить старшеклассникам язык нашей профессии, что в ней интересного, рассказать о реальном состоянии дел на сегодняшний день.

Д. С. Если говорить о дизайне, недавно мы участвовали в попытках восстановления Филармонии. В качестве благотворительности мы сделали проектное предложение реконструкции вестибюля и презентовали его на первом собрании «Друзей филармонии».

А. М. Пока это просто визуальный ряд, чтобы сдвинуть проект с места. У нас есть друг, бизнесмен, австриец Томас Бруннер. Когда он увидел, в каком ужасном состоянии находится у нас живая музыка… Появилась идея собрать единомышленников. Само по себе здание очень интересное, один из первых бетонных монолитов у нас в городе. Ситуация там действительно тяжелая, но мы верим, что «дорогу осилит идущий».

Ф. Е. Спасибо всем вам за интервью!

    Связь с нами





    работаем над объектами

    по всей Украине

    салон davis casa

    г. Киев, ул. Владимирская, 38 тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

    daviscasa.kiev@gmail.com
    салон davis casa

    г. Днепр, пр. А . Поля, 72 тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

    s-studio@daviscasa.ua