T (044) 235 94 95
Поиск
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Filter by Categories
Блог
01.04.2019
Интервью Ксении Савченко (архитектурное бюро b4.team) бренду DAVIS CASA. Часть 1

Ксения Савченко о том, каково быть молодым архитектором, об опыте, о «граблях», о том, как удается совмещать творчество и бизнес.

К. — Ксения Савченко — Архитектор, руководитель архитектурного бюро b4.team.

Ф. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Мастерской b4.team в этом году шесть лет. Вы — молодая архитектурная мастерская. Когда речь заходит о молодых мастерских, существует большое количество клише: и неопытные, и только картинки рисуют, а как все это собрать, не знают; психологически незрелые, слабые управленцы — не могут грамотно организовать процессы; и побед в конкурсах нет, и платить им можно 2 копейки — большего они не стоят и тому подобное. Расскажи, пожалуйста, все, что с твоей точки зрения, имеет смысл знать заказчикам о твоей архитектурной мастерской. Будь адвокатом для b4.team.

К. Крутой вопрос. Спасибо! Когда я тебя слушала, перед моими глазами ретроспективой пробежали все пять лет жизни мастерской b4.team. Я не готова быть адвокатом для всех молодых мастерских, но для b4.team попробую.

Рисуют картинки — не знают, как это реализовать… Когда я начала свою архитектурную практику, довольно быстро сложилось понимание, зачем люди приглашают или нанимают архитектора — чтобы реализовать мечту, воплотить в жизнь свои идеи. Это может быть не конкретная идея в дизайне, иногда нас просят построить «дом нашей мечты», но без архитектора людям будет сложнее пройти этот путь. Каждый, кто обращается к архитектору, заинтересован в том, чтобы его услышали, создали на бумаге то, что нужно, а затем воплотили все это в жизнь.

У нас есть правило: мы не беремся за проект, если нет намерения реализации или заказчик хочет строить самостоятельно. Какой в этом толк? Тот, кто разрабатывал проект, является хранителем идеи на протяжении всей реализации. Безусловно, это не касается услуг, которые также предоставляет b4.team, когда по техзаданию других архитектурных мы студий создаем визуализации — это отдельное направление, там другие цели, и реализация заведомо лежит вне зоны нашего внимания.

Вся суть архитектуры заключается в том, чтобы реализовать проект. Если ты просто рисуешь, но дело не доходит до реализации — это бумажная архитектура. А если ты рисуешь, и не можешь (или не хочешь) отвечать за реализацию, скорее всего, ты просто рисовальщик.

Ф. Какое направление является приоритетным для вашей мастерской? Архитектура? Дизайн?

К. Сегодня в b4.team три направления деятельности:

  • разработка и реализация архитектурных проектов,
  • разработка и реализация дизайна интерьеров,
  • визуализации по заказуинтерьерных студий (за пределами Украины).

Это студии из Испании, Китая, США и других стран. Мы для них — аутсорсинг. Мы делаем 3d-визуализации для их проектов.

Ф. Кто делает рабочие чертежи для твоей мастерской? Сами? Отдаете на аутсорсинг?

К. Мы выполняем полный цикл архитектурного проекта и реализации, на аутсорсинг отдаем только раздел конструкций и инженерные решения. При подписании контракта на проектирование дома мы берем на себя ответственность за все разделы проекта, и проходим с рабочей группой все семь кругов проектирования (смеется). Как правило, наше бюро выступает в роли генерального проектировщика; но в последнее время нас часто приглашают в совместные проекты, в этом случае мы берем на себя ответственность за определенную часть проекта. Я всегда открыта для сотрудничества с другими архитекторами и сильными командами.

Свою главную системную архитектурную практику я получила в Архиматике. Можно сказать, что это была моя интернатура, причем очень крутая. Это было погружение в суровую реальность архитектуры. Дня не проходило без новых, интересных для меня знаний. В 24 года я поняла, как я хочу развиваться дальше, опираясь на собственные «Я — хочу. Я — знаю. Я — могу». Я очень благодарна руководителю Архиматики Дмитрию Васильеву за то, что эта компания открывала двери совсем еще молодым и зеленым. А также благодарна своему прямому руководителю, архитектору Ольге Игоревне Алферовой за внимание ко мне, за поддержку и знания, за то, что включали меня в разные процессы на проектах. Благодаря этому происходило мое сверхскоростное развитие.

Ф. Насколько я знаю, ты работаешь вместе с партнером. Твой партнер — архитектор? Ты занимаешься только интерьерами?

К. Это партнерство без фиксации факта партнерства на бумаге, как бы абсурдно это ни звучало с точки зрения бизнеса. Мы стали партнерами в процессе совместной работы, основываясь на ее положительном результате, у нас здорово выходит.

Да, он архитектор, и я считаю, что он круче меня. Каждый из нас уже прошел свой собственный путь в архитектурной практике, и сейчас мы отлично дополняем друг друга в работе над проектами. Расхождения во мнениях у нас случаются постоянно, но самое классное, что несмотря на это, мы уважительно относимся к друг другу, ищем компромиссы и всегда, мне кажется, можем оценить крутость идеи партнера. Но пути реализации мы зачастую видим по-разному, насчет этого и спорим. Но при этом мы сами получаем удовольствие, и это порой забавляет нашу команду — наши баталии в поисках наилучшего решения (смеется).

Сейчас b4.team нарабатывает опыт в проектировании частных домов. Два дома мы уже построили, еще два дома сейчас находятся в стадии реализации, оба пока без кровли. Другие два дома — на стадии проектирования. Больше домов мы пока брать не будем.

Ф. Кто ваши клиенты? В основном это молодые люди? С кем вам легче находить общий язык?

К. Что значит «легче»?

Ф. Ты относишься к поколению Y, наверняка тебе будет легче договориться, легче понять человека близкого тебе по возрасту (близкий культурный багаж, близкие увлечения и т. д.). Это так? 

К. Верно, я отношусь к поколению Y, моя рабочая команда — это поколение Z, а наши клиенты в основном из поколения Х. Такая вот картина. А в чем, собственно, вопрос?

Ф. Уточняю: приходит к тебе клиент из поколения Х (50-60 лет) и видит молодую девушку. Вероятно, в его голове возникает мысль: «А сможет ли меня эта девочка вообще понять, у нас ведь поколенческий разрыв»?

К. Мне кажется, что я всегда нахожу общий язык с людьми. Ну, почти (смеется). Если человек мне нравится, то точно всегда. Но может и не понравиться, не всегда бывает просто с такими, причем независимо от возраста. В свои 26 лет я встречала крайне дотошных людей или же неискренних. С такими сложно сразу.

Во мне всегда присутствует желание понять глубинную потребность человека и его запрос. Ведь это интересно! Я абсолютно уверена, что если в конечном итоге ты находишь эту истинную потребность, то проект получается успешным по многим критериям. Люди, которые к нам приходят, иногда сами себя обманывают, им может казаться, что им что-то близко или очень нужно, важно именно это… А потом выясняется, что они просто копируют подругу. Или что их мама этого очень хотела. Господи, чего мне только ни говорили! Для меня в отношениях с Клиентами самыми важными вещами являются взаимное уважение и честность. Бывает, что при этом мы расходимся во мнениях, но я стала легче относится к поиску компромиссов. Даже если я совершенно не согласна, я просто доношу до Клиента нашу позицию, привожу доводы за и против, и даю ему возможность принять решение самостоятельно.

Ф. Как обычно происходит первый контакт с клиентом? 

К. По-разному, но есть один момент, который я считаю клиентам важно о нас знать.

Мы никогда не ответим на вопрос насчет стоимости квадратного метра, так как не принимаем эту практику в оценке стоимости нашей работы. И мы не предоставим Коммерческое предложение, пока не поймем суть задачи, которую перед нами ставят.

В последнее время этот вопрос часто задают по телефону: «Алло, это студия дизайна и архитектуры? А сколько у вас стоит квадратный метр?»

У нас есть правило: мы никогда не выдаем коммерческое предложение клиенту без выезда архитектора на объект, без первой встречи с заказчиком и понимания того, что ему действительно от нас нужно. Есть ошибочное мнение, что если цен нет на сайте (а у нас их нет, как и сайта), то, наверное, возьмут дорого. Я объясняю заказчикам, что это непрофессионально — называть цену, не понимая сути задачи, что мы всегда готовы потратить время для встречи, знакомства и выезда на объект.

Только после этого мы формулируем наше предложение. В 90% случаев такой подход заканчивается заключением договора на проект. Но даже если наше предложение в итоге не устроит клиента, я считаю, что мы все равно тратим это время не зря. Любой прожитый опыт прекрасен. По-другому мы не работаем. Любая названная по телефону цена — это как «средняя температура по больнице», не имеющая конкретики, а без конкретики я не очень люблю. Более глубокое понимание задачи и дает нам возможность корректно формулировать предложение по сотрудничеству.

Продолжение следует…

Связь с нами




работаем над объектами

по всей Украине

салон davis casa

г. Киев, ул. Владимирская, 38 тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

[email protected]
салон davis casa

г. Днепр, пр. А . Поля, 72 тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

[email protected]