T (044) 235 94 95
Поиск
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
04.03.2019
Интервью Александра Остапенко (архитектурное бюро 3D-project) бренду DAVIS CASA. Часть 2

Архитектор Александр Остапенко о том, что его привлекает в профессии, о своем опыте проектирования зарубежом, о мечтах и планах.

А. О. — Александр Остапенко — Руководитель архитектурного бюро 3D-project.
Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Е. Даешь ли ты профессиональные рекомендации заказчику, на чем можно сэкономить средства, а где не стоит этого делать?

А. О. Да, обязательно. Для этого по-моему и обращаются к специалисту с опытом. Но тут возникает ключевой вопрос: доверие профессионализму. Доверяет ли заказчик предлагаемым тобой решениям, твоим знаниям, твоему опыту, и вообще тебе, как человеку?

Ф. Е. Выступая в роли генподрядчика, нужно иметь смежников, в которых ты полностью уверен. Когда ты предлагаешь заказчику обратиться к кому-то конкретному, фактически ты берешь на себя ответственность. Если заказчик решает пойти в другое место, ты не можешь нести ответственность за его отношения с той компанией. То есть заказчик понимает, что в конечном итоге он, допустим, сэкономит 5%, но риски он берет на себя?

А. О. Я предлагаю заказчику решение и предлагаю его реализацию, описываю оптимальные критерии, все «за и против», но решение остается за заказчиком — он может покупать там, где считает нужным, но при условии, что качество соответствуют требованиям. К сожалению, без такой профессиональной поддержки заказчик часто может стать жертвой недобросовестной борьбы за клиента — когда для того, чтобы получить заказ, ему дают невыполнимые обещания, цифры и сроки. К сожалению, заказчики это понимают не всегда, но это их опыт.

Ф. Е. Сколько фрилансеров в твоей команде?

А. О. Зависит от требований объекта, обычно 5-7 человек.

Ф. Е. Сколько объектов ты в состоянии делать одновременно?

А. О. У меня бывало в работе до 15 объектов. Но это для относительно простых объектов. Существует грань, где может случиться потеря качества — не успеваешь все отследить.

Ф. Е. Но ведь можно набрать любое количество фрилансеров?

А. О. Да, но заказчик обратился ко мне, следовательно, я отвечаю за качество работы. Поэтому все равно я лично веду проект, вникаю в детали и технические тонкости.

Ф. Е. Ну, а так, чтобы качество оставалось высоким? И какие, например, это объекты?

А. О. Если речь о жилье со сложной инженерией то это 3-5 квартир, от 150 до 250 квадратных метров каждая. Или какой-нибудь общественный объект, ресторан и тому подобное.

Ф. Е. Ты ведешь в основном частные объекты или общественные тоже?

А. О. В проектировании частных объектов у меня очень большой опыт. Сейчас появились и общественные, некоммерческие объекты.

Ф. Е. О, это еще интереснее. Я знаю, что довольно трудно переключаться с частных заказов на общественные, потому что все процессы там идут совершенно иначе. Ты уже почувствовал это на себе? Есть станция метрополитена,  есть больница, детский садик, SPA-салон – это очень разные объекты. Архитектор должен иметь широкий кругозор.

А. О. Да, действительно – каждый сегмент имеет свои особенности, но архитектор должен постоянно учиться, развиваться, адаптироваться к текущей ситуации. Возможно, потребуется дополнительное время на изучение того или иного вопроса, будь то новый стиль, новая технология или новые нормативы, но это интересно, в этом весь кайф, когда ты развиваешься! Это дает мне состояние творческого подъема, эйфории — получение новых знаний и их реализация. Мне нравится постоянный процесс обучения.

Ф. Е. Так что, твое хобби — учиться, тебе нравится узнавать новое?

А. О. Это моя работа и мое состояние. А  в качестве хобби я люблю готовить, но не так, чтобы каждый день стоять у плиты.

Ф. Е. Какая кухня тебе ближе?

А. О. Итальянская.

Ф. Е. Отлично, еще вопрос. Ты говорил, что ты освобождаешь своих клиентов от массы неприятных обязанностей, и что у тебя есть партнеры — строители, конструкторы, поставщики — с которыми ты сработался.  Ты назвал некоторые из этих компаний, я благодарна, что DAVIS CASA попала в их число. Но я хотела бы уточнить: по каким критериям ты выбираешь смежников?

А. О. Я должен разговаривать с ними на одном языке. В первую очередь, это язык строительной документации, чертежей. У меня есть определенный уровень, и я рассчитываю, что люди, сотрудничающие со мной, ему соответствуют

Ф. Е. То есть они должны быть технически грамотны. Что еще?

А. О. Кроме профессионализма, для меня очень важен отклик партнера. Я ожидаю от людей, с которыми работаю, что они будут переживать за мои объекты так же, как я сам. Еще — порядочное отношение к клиенту, инициатива в решении сложных вопросов. Эти критерии выработались на протяжении многих лет.

Ф. Е. Мы подходим к концу, и напоследок: ты любишь учиться, что ты для этого делаешь? Читаешь книги? Перерываешь интернет?

А. О. Когда ищу информацию целенаправленно — конечно же перерываю все возможные источники. И кроме изучения теории в первую очередь спрашиваю реальные отзывы из практики (если это возможно). За последнее время я переосмыслил много вещей. Изменилось мое понимание личного пространства, каким оно должно быть. Когда я проектировал свой дом, было одно понимание, сейчас уже по-другому вижу те вещи, которые нужны мне для жизни.

Ф. Е. Скажи, у тебя есть профессиональная мечта?

А. О. Да, я хочу создать в нашем городе объект, который будет знаковым.

Ф. Е. Это классная мечта — объект общественного назначения, которым бы пользовались наши дети и, возможно, внуки.

А. О. Сейчас мы к этому приближаемся, это знаковый, интересный объект, но я пока не знаю, во что это выльется. Очень хотелось бы это сделать, и пока все идет в правильном русле, но политические процессы…

Ф. Е. Не знаю,  о чем речь, но буду держать кулаки.

А. О. Спасибо.

А. О. И еще, очень хочется, чтобы изменилась наша система образования. В архитектуре, в частности. Сейчас мой сын — студент архитектурного факультета, и я вижу, что с образованием в настоящее время у нас беда.

Ф. Е. Советское образование было не такое плохое?

А. О. У нас было хорошее образование. При всех минусах была системность и основы. Но сейчас старое разрушено, но новое на достойном уровне пока не построено. В Харькове пытаются что-то сделать, я слышал разные отзывы, как позитивные, так и негативные. Хочется, чтобы мой сын стал настоящим специалистом… я стараюсь дать ему какие-то инструменты.

Ф. Е. Будет потомственная архитектурная семья: сын, его отец и дедушка с бабушкой. Три поколения в архитектуре, настоящая архитектурная династия!

А. О. Хотелось бы создать династию, мои родители заложили основы, я являюсь промежуточным звеном, которое может дать толчок следующим поколениям. Хочется, чтобы мой сын это продолжил, а если получится, то и внуки.

Ф. Е. Саша, здорово! Только человек влюбленный в свою профессию, несмотря на все ее сложности, может мечтать о том, чтобы его ребенок и внуки тоже были архитекторами.

А. О. Меня очень вдохновил случай в Италии, когда мы заехали на ферму по производству бальзамического уксуса. Там я пробовал бальзамический уксус 150-летней выдержки. Это их семейное дело, которое передается из поколения в поколение.

Ф. Е. Ты хочешь построить здание, которое будет стоять и через 100 лет?

А. О. Если говорить о нашем последнем объекте, 100 лет здание уже простояло, но я хочу сделать так, чтобы он простоял еще 100!

Ф. Е. Желаю тебе удачи.

А. О. Спасибо.

Связь с нами




работаем над объектами

по всей Украине

салон davis casa

г. Киев, ул. Владимирская, 38 тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

daviscasa.kiev@gmail.com
салон davis casa

г. Днепр, пр. А . Поля, 72 тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

s-studio@daviscasa.ua