T (044) 235 94 95
Поиск
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
19.07.2019
Интервью Ивана Юнакова (архитектурное бюро 33BY Architecture — IVAN YUNAKOV BUREAU) бренду DAVIS CASA. Часть 2

Иван Юнаков о том, как сегодня круто меняется его жизнь, об истории Украинского Дома, о том, что вместо того, чтобы постоянно жаловаться, необходимо идти и что-то менять, если есть возможность.

И. Ю. Иван Юнаков  Основатель и руководитель архитектурного бюро 33BY Architecture — IVAN YUNAKOV BUREAU.

Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Е. А скажи, что значит для тебя слово «успех»?

И. Ю. Я всегда считал, что успех — это, когда тебе интересно. Если ты можешь реализовать себя, и при этом никому не вредишь, как минимум, а как максимум — полезен людям.

Ф. Е. Ну, а профессиональный успех? Пока ты еще являешься архитектором.

И. Ю.  Я и остаюсь, прежде всего, архитектором. Успех приходит, когда в нужное время удалось набраться необходимых знаний и опыта, и применить их, чтобы это сработало классно, чтобы это оценили люди.

Ф. Е. Поговорим о твоих достижениях. Я знаю, что твой проект ROCK HOUSE номинировался на премию имени Миса ван дер Роэ. Как это получилось?

И. Ю. Они сами меня нашли, они мониторят все основные паблики, и комиссия выбирает. Недавно мне позвонили, привезли отпечатанную книгу. Это было очень приятно, но мы делали это для людей, а не для себя. Заказчик сказал, что он любит традиционные дома, как в Англии или Шотландии. Мы это прочувствовали и сделали проект по классическим образцам: каменный дом, с деревянными прогонами, энергосберегающий, экологичный, в котором конструктив работает на интерьер.

Ф. Е. На ARCHDAILY у тебя тоже есть успехи. Почему ты перестал подаваться на украинские конкурсы?

И. Ю. Я подаюсь, просто редко и без энтузиазма. Я не понимаю, зачем это нужно, хотя у меня есть друзья среди организаторов. Честно говоря, мне кажется, что я это уже перерос.

Ф. Е. В чем твоя функция в качестве художественного руководителя мастерской?

И. Ю. Я помогаю придумать направление, форму и содержание, работаю с заказчиками, веду переговоры, доношу идею. Каждый заказчик думает, что, купив проект, тем самым он купил мое время, хотя на самом деле он берет в аренду мои мозги и опыт моей команды на время проектирования. Заказчики хотят, чтобы я присутствовал в процессе, несмотря на то, что все мои ребята являются квалифицированными и опытными специалистами. Я начинаю разработку проекта, потом к нему подключается рабочая группа из 4-5 человек. Мы — мастерская полного цикла.

Ф. Е. На сайте написано, что вы делаете Due Diligence Report, это так?

И. Ю. Да, люди часто просят сделать юридическую или техническую экспертизу, когда они хотят купить участок или здание. Хотя это касается разных объектов, не только земли, зданий, но и помещений.

Ф. Е. Мне очень понравились на твоем сайте Twin-House, Rubic-House, это то, что сейчас в процессе проектирования?

И. Ю. Да, но это малая доля того, что сейчас в работе. Есть большое количество работ, которые мы не можем показывать, некоторые клиенты этого не хотят.

Ф. Е. Я помню, что одно время ты придерживался ортодоксальной позиции: размещал на своих объектах только мебель украинского производства. Сейчас что-то изменилось?

И. Ю. Да, изменилось, со временем требования растут, есть позиции, которые, к сожалению, у нас пока делать не могут: ни по технологии, ни по качеству.

Ф. Е. Теперь ты понимаешь, как мне сложно воспринимать качество мебели украинских производителей после того, как я почти 30 лет проработала с итальянской мебелью люксового сегмента? (смеется) Я считаю, что надо давать людям не рыбу, а удочку. Развивать техническую базу и культуру производства, как делали в послевоенной Италии…

Теперь вопрос о проекте инфо-центра мемориала Бабий Яр. Это был конкурс?

И. Ю. Да, в конкурсе участвовали семь компаний. Мы не прошли в финал, но наша идея понравилась, ее опубликовали в нескольких иностранных журналах. Там был глубокий смысл, который, к сожалению, не поняли организаторы. Инфо-центр проектировался, как мобильный, для возможности его транспортирования и установки в любом месте. К поиску образа мы подошли философски, пытаясь передать всю трагичность событий, и дать людям понять, насколько важно помнить.

Объем представлен в виде куба, к которому со всех сторон идут пандусы, создавая ассоциацию с открытым ящиком — ящиком Пандоры. Согласно древнему мифу, в этом ящике были собраны все горе и беды человечества. И, когда его открыли, все они вырвались наружу, но на самом дне осталась надежда. Зайдя в середину, под усеченную пирамиду, и, подняв голову кверху, каждый сможет увидеть то же, что видели перед расстрелом жертвы немецких оккупантов в Бабьем яру: склоны оврага и небо… Проект, который выбрали организаторы, тоже хороший, но не такой драматичный. На самом деле мы очень рады, что поучаствовали в этом конкурсе, это была интересная, творческая работа. Спасибо организаторам!

Ф. Е. Ты считаешь архитектуру мужской профессией? Кто-нибудь из женщин-архитекторов нравится?

И. Ю. Да, это мужская профессия. Но есть сильные женщины, которые тянут эту сложную работу. Казуйо Сэдзима, Заха Хадид, Элисон Брукс.    О Захе Хадид могу сказать, что у нее идеально прекрасная скульптура, отличное чувство динамики, но отвратительное чувство функции и, как мне кажется, некоторое недопонимание технологии в том, что она делала. Хотя, конечно, она великий архитектор, она абсолютно перевернула восприятие архитектуры, поэтому она — выдающийся человек.

Ф. Е. Ваня Юнаков — как человек. Как твои достоинства и недостатки влияют на твою профессиональную жизнь?

И. Ю. У меня есть комплекс самозванца (смеется), все время чувствую себя глупее других, поэтому я все время чему-то учусь, это стимул, который не дает мне покоя. По концепции Human-design я — классический человек-проектор, я хорошо понимаю и чувствую других людей, питаюсь их энергией, использую ее, преобразую и возвращаю тому, у кого взял уже в другом качестве. Я не выношу большого скопления людей, публичные выступления для меня огромный стресс, я гораздо лучше функционирую один на один. Когда передо мной 100 человек, я теряюсь, не понимаю, на ком фокусироваться. А когда это один человек, я сразу вижу к нему подход и чем могу быть для него полезен. Это очень помогает в работе и в жизни.

Ф. Е. Ты постоянно себя подстегиваешь, это хорошо или плохо?

И. Ю. Для профессии это хорошо, но для личности — плохо. Это стремление во всем достичь абсолюта, которого на самом деле достичь невозможно. Чем больше знаешь, тем больше понимаешь, что ничего не знаешь и начинаешь закрываться. Моя сестра указала мне на эту проблему, надеюсь, со временем я смогу с ней справиться.

Ф. Е. Понятно, еще несколько блиц-вопросов. Сколько объектов одновременно ведет ваша мастерская?

И. Ю. Зависит от размеров, если это интерьеры, квартиры, жилье, то 30-35. У нас 25 сотрудников, есть поэтапность работы, поэтому один человек спокойно может вести 2-3 объекта. Практика показывает, что человек тогда не засиживается, у него не замыливается глаз, он чувствует себя востребованным. Как я уже сказал, мы хотим расширить мастерскую до 50 или больше человек, будем подходить к выбору заказов более избирательно.

Ф. Е. Есть ли партнеры, поставщики, которым ты можешь дать положительные рекомендации. Что ты в них ценишь, что главное при выборе?

И. Ю. Ответственность, прежде всего, и профессионализм. Это люди, проверенные в бою. Если они показали себя хорошо, я везде стараюсь их рекомендовать. Хотя работать с нами не просто, иногда я довольно жесткий, могу давить. Партнеров много, не буду называть имена. Это не только корпорации, но и небольшие частные подрядчики. Мне проще самому собрать несколько бригад под каждый конкретный объект, чем обращаться в огромную компанию, которая будет набирать людей с вокзала.

Ф. Е. Как ты видишь развитие свое и своих сотрудников?

И. Ю. Мы постоянно проводим семинары, отправляем сотрудников на выставки, архитекторов обучаем новым программам, мы работаем только на лицензионном софте. Приходят представители компаний-производителей, рассказывают о новых материалах и технологиях.

Ф. Е. Как мастерская, вы ведете социальные проекты?

И. Ю. Да, мы делаем городские парки, площади; сейчас занимаемся реконструкцией площади во Львове возле Оперного театра. Это уже третья редакция, первая не прошла по финансам, а вторая показалась львовскому худсовету «слишком сложной для понимания и конкурирующей со зданием театра». Теперь мы предлагаем просто правильно зонировать это большое пространство, чтобы внутри получилось множество маленьких, уютных функциональных зон, чтобы каждый квадратный метр работал для людей и города. Еще хотим сделать живую изгородь вдоль дороги, чтобы закрыться от шума и обозрения с проезжей части.

Ф. Е. Расскажи о своих личных интересах.

И. Ю. Архитектура, философия, эзотерика и духовные практики. Только это не какие-то групповые занятия, мне комфортнее в одиночестве разбираться в своем внутреннем мире.

Ф. Е. Спасибо за интервью.

 

RU

Связь с нами




работаем над объектами

по всей Украине

салон davis casa

г. Киев, ул. Владимирская, 38 тел.: (044) 235 94 95, 494 27 22, 235 55 02, (050) 481 05 89, (050) 452 44 25

daviscasa.kiev@gmail.com
салон davis casa

г. Днепр, пр. А . Поля, 72 тел.: (0562) 36 10 04, (050) 362 69 40, (050) 481 83 93

s-studio@daviscasa.ua