T +380 44 235 94 95
Search
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
09.09.2019
Интервью Сергея Готвянского (архитектурная мастерская NOTTDESIGN) бренду DAVIS CASA. Часть 1

Сергей Готвянский о своём отношении к трендам, о том, что характеризует качественный интерьерный дизайн, о любви к фотографии и красоте в чистом виде.

С. Г. — Сергей Готвянский — Руководитель архитектурной мастерской NOTTDESIGN.

Ф. Е. — Фаина Еренбург — Арт-директор бренда DAVIS CASA.

Ф. Е. В гостях у DAVIS CASA руководитель архитектурной мастерской NOTTDESIGN Сергей Готвянский.

Сергей, мастерская работает с 2010 года, ты начал свой бизнес после окончания ВУЗа или успел поработать где-то еще?

С. Г. Я был ведущим архитектором жилого комплекса «Золотые ключи», с самого начала его застройки. При этом я не имел архитектурного образования, поскольку заканчивал факультет промышленно-гражданского строительства, то есть моя специальность — инженер-строитель. За 3-4 года я успел сделать примерно 50 коттеджей по индивидуальным проектам. Это была хорошая школа, прежде всего, в плане общения с заказчиками, понимания психологии. Постепенно стало ясно, что понятие комфорта является практически универсальным для любого человека. Удалось отфильтровать основные критерии, которые должны быть присущи качественному дизайну, если говорить конкретно о проектировании частного жилья. Также я понял, какие заказчики мне интересны. Теперь это очень помогает в руководстве студией.

Ф. Е. Что случилось потом? Ты перерос эту работу?

С. Г. Как бывает почти у всех архитекторов, со временем у меня появились сторонние заказы, на которых я зарабатывал больше, и заниматься этим было намного интереснее. В конце концов я решил уйти на вольные хлеба, имея всего одного заказчика, с одной маленькой квартирой. В общем, для меня это был прыжок вверх или, скорее, прыжок в никуда. Я начал заниматься дизайном интерьеров, и поначалу набил много шишек, у меня забирали деньги, даже хотели побить (смеется). Короче, это была школа жизни. Потом в гостиничном комплексе «Гудзон», вместе с Виктором Ивановичем Демидовым, я проектировал приват-виллы. Это была работа ради проекта, но при этом я продолжал делать халтурки, и постепенно созрела мысль создать собственную студию. Примерно два года я работал сам, потом появилась помощница, потом еще несколько человек… К 2010 году появилось название NOTTDESIGN и сайт студии, в команде было четыре человека, мы работали в офисе, я уже зарегистрировался как частный предприниматель. К тому моменту я решил: назад пути нет, я буду этим заниматься, потому что именно это мне интересно.

Ф. Е. А откуда взялось название?

С. Г. На самом деле неважно, как называется студия. Важнее, чтобы она делала хорошие вещи, тогда название вместе с профессиональной репутацией превращается в некий бренд. Но вообще, мне хотелось иметь короткое, нейтральное название, которое ничего особо не означает, без вычурности. А еще, «не-дизайн» это такой каламбур, часть нашего слогана: «It’s not design, it’s art» (Это — не дизайн, это искусство).

Ф. Е. Ты помнишь самый первый объект, которым занималась ваша мастерская?

С. Г. Нет, в дизайне, как и в архитектуре, один объект накладывается на другой, это довольно длительный процесс, так что даже трудно понять, когда заканчивается один проект и начинается второй.

Ф. Е. А твой первый самостоятельный объект, как ты сказал «маленькая квартирка», его ты помнишь? И если бы такой объект достался тебе сейчас, сделал бы его так же или по-другому?

С. Г. Да, я помню, но сейчас я бы точно сделал по-другому (смеется). Хотя параллельно была еще одна квартира, которая мне до сих пор очень нравится, это было как бы началом, формированием творческого ДНК нашей студии.

Ф. Е. Это очень интересно, а мог бы ты сформулировать, разложить по полочкам, в чем заключается ваша творческая ДНК?

С. Г. Если говорить о дизайне интерьеров, прежде всего, объект должен быть архитектурный, а не декораторский. Второе, он должен быть очень рациональным, светлым, воздушно-прозрачным, но при этом довольно нейтральным, фоновым. При проектировании частного жилья объект должен быть холстом для человека, не конкурировать с личностью. Человек, приходя домой, должен обнуляться, избавляться от информационного шума, чтобы его психика могла перезагружаться.

Ф. Е. Если провести аналогию, существуют понятия «шумной архитектуры», ее представляют, например, Фрэнк Гери или Заха Хадид, а также «спокойной архитектуры» — Петер Цумтор, Тадао Андо и другие. Получается, ты являешься сторонником спокойной архитектуры?

С. Г. Да, причем ярым сторонником! Петер Цумтор — один из моих самых любимых архитекторов. Думаю, по моим дизайнерским работам это очень заметно.

Ф. Е. Ты говоришь, тебе больше нравится проектировать частное жилье, хотя у вас на сайте есть разные объекты — магазины, офисы, заведения общепита. Но все же душа больше лежит к частной архитектуре?

С. Г. Да, но я бы сказал, что все эти объекты были пробами пера.

Ф. Е. Понимаю, с общественными объектами проще экспериментировать, не нужно ориентироваться на личность конкретного человека.

С. Г. Экспериментируя с разными категориями объектов, я понял, что реализовать то, что мне близко, вот эту «спокойную архитектуру», гораздо проще и эффективнее именно в области проектирования жилья. Потому что коммерческие объекты всегда более кричащие. Магазины, рестораны должны быть трендовыми, а я против этого, мне хочется создавать долговременные объекты, на десятилетия, и чтобы они были целостными внутри и снаружи. Я часто сравниваю интерьеры домов с автомобилями. Сейчас зачастую человек покупает неоклассику и внутри делает лофт, получается какая-то мешанина. А автомобиль — это целостное изделие, в котором интерьер соответствует экстерьеру. И заметь, чем дороже машина, тем меньше в ее дизайне трендовых вещей. Аналогично, трендовое частное жилье, как правило, более дешевое. Более качественный дизайн интерьера делает упор на качество материалов, на взаимодействие с человеком, но уж никак не на то, какой цвет считается модным в этом сезоне!

Ф. Е. Украина сейчас проходит свой этап в мировом архитектурном сообществе. В течение советского периода, когда все вокруг строилось по типовым проектам и практически не было представления о дизайне, мы сильно отстали во многих направлениях.

С. Г. Да, мы как будто пропустили интересный мастер-класс, теперь приходится догонять ускоренными темпами то, что европейцы прошли за долгий период, за несколько поколений. А у нас получается, что все это укладывается в одно-два поколения. И даже если дизайнеры меняются, идут вперед, клиенты очень отстают.

Ф. Е. По географии твоих заказов можно сказать, что в основном ты работаешь в Украине, но я увидела несколько объектов в Москве, и даже на Камчатке! Как это получилось?

С. Г. На нас вышли через интернет, через знакомых других знакомых. На Камчатке мы пока только начали, я туда еще не ездил, но это очень интересно. В Москве нам заказывали только эскизный проект, без авторского надзора, это была работа по аутсорсингу. Я не хочу быть локальным дизайнером, хотелось бы иметь заказчиков по всему миру.

Ф. Е. За девять лет у вас были победы в конкурсах, публикации на престижных сайтах. Как, по твоим ощущениям, к тебе относятся коллеги? Вы довольно молодая мастерская, но я часто слышу, что ваше название упоминают, обсуждают ваши работы. Ощущаешь ли ты конкуренцию?

С. Г. Возможно, это специфика моего характера, но я считаю, что все мы — друзья, а не конкуренты. Это моя позиция.

Ф. Е. Давай сформулируем вопрос иначе: кто из коллег по цеху ближе всего тебе по духу, по идеологии?

С. Г. Мне ближе все те, кто занимается спокойной архитектурой и делает качественный дизайн. У меня нет любимых студий или таких, чтобы нравились все объекты. Кроме того, зачастую идея теряется на пути от эскизного проекта до полной реализации. Одно дело — нарисовать картину, совсем другое — получить готовый объект. Что касается стиля, мы не делаем классику в чистом виде, однако если клиент хочет что-то в этом роде, есть два подхода: или это классическое здание, в котором мы размещаем современную мебель, это французский вариант; или, наоборот, это минималистичные интерьеры с некоторым количеством антикварных предметов. Это легкий флер, как бы игра в классику, важно не перегнуть палку. Кичем я не занимаюсь, я противник этого.

Ф. Е. Что для тебя успех в профессии?

С. Г. Успех — в первую очередь, это востребованность, причем не по количеству заказов, а в том, чтобы люди ценили то, что я делаю. Не хочется быть популярным в только узких кругах, но хочется быть рок-звездой, а не поп-звездой, без театральности, без пафоса. В общем, мне хочется делать то, что мне нравится, и чтобы на это был спрос.

Продолжение следует…

Contact us




WE WORK ON OBJECTS

THROUGHOUT UKRAINE

DAVIS CASA SHOWROOM

Kyiv, Volodymyrska st., 38 tel.: +380 44 235 94 95, +380 44 494 27 22, +380 44 235 55 02, +380 50 481 05 89, +380 50 452 44 25

daviscasa.kiev@gmail.com
DAVIS CASA SHOWROOM

Dnipro, Aleksandra Polya Avenue, 72 tel.: +380 562 36 10 04, +380 50 362 69 40, +380 50 481 83 93

s-studio@daviscasa.ua